среда, 13 января 2016 г.

Белые пятна истории Древней Руси: князь Игорь Рюрикович...

Князь Игорь Рюрикович. Восхождение к власти

Князь Игорь Рюрикович. Восхождение к власти

История часто бывает несправедлива. И в полной мере это коснулось человека, который более тридцати лет правил молодым государством, из которого через несколько столетий выросла Россия. Князь Игорь, сын князя Рюрика. Незнаменитый деятель русской истории, удостоившийся от историков самых нелестных откликов. Все войны свои Игорь проиграл, подвигов, равных подвигам Вещего Олега и Святослава, не совершил. Жадный князь-«волк», нарушивший договор с древлянами, и погибший самым негероическим образом. Княгиня Ольга, напротив, великая правительница-реформатор, первая княгиня христианка, святая Русской православной церкви, мать князя-воителя Святослава. Всё как в литературном произведении: плохой князь и хорошая княгиня. Но средневековое летописание и являлось литературным жанром, поэтому не должно удивлять применение летописцами литературных приёмов. 

В «Слове о законе и благодати» митрополита Иллариона (XI век) сказано: «Восхвалим же и мы…Владимира, внука старого Игоря, сына же славного Святослава, которые в своё время владычествуя, мудростью и храбростью прославились во многих странах, их победы и силу вспоминают и поныне и славят». Чем прославился Святослав и Владимир известно, но чем прославился Игорь? Историки нашего времени Игоря, в основном, ругают. Митрополит Илларион думал иначе. Сейчас, когда стали известны иностранные источники об этом времени можно больше сказать о князе Игоре и о княгине Ольге. Можно восстановить историческую роль князя Игоря, как одного из замечательных деятелей X века. При чтении «Летописи временных лет» закономерно возникает вопрос: почему древнерусский летописец ничего не сказал о тридцатилетнем правлении князя Игоря, кроме начала и конца правления, и почему умолчал о правлении Ольги с 948 по 954 и с 956 по 963 годы?  

Умолчал же летописец XII века по причине довольно веской для него. Дело в том, что первая половина X века была эрой смертельной схватки зарождающейся Руси с сильным, богатым, хитрым и культурным противником – Иудео-Хазарским каганатом. Я не имею в виду разгром Хазарского каганата князем Святославом в 965 году – это был заключительный аккорд войны. Я говорю о войнах Игоря и Ольги, скрытых летописцем под «пустыми» годами. Причины молчания летописи объясняет Л. Н. Гумилёв рассказывая о событиях конца XI- начала XII вв. в книге «Древняя Русь и Великая степь» (М., 2000 г.):
«Но была в Киеве и ещё одна реальная сила, дававшая деньги на оплату дружины и подкуп других князей. Это была еврейская колония, состоявшая не из предприимчивых и храбрых рахдонитов, а из хитрых ростовщиков, приехавших через Польшу из Германии.
Пользуясь покровительством князей-западников, эти евреи приобрели в Киеве вес и значение, позволившие им отомстить врагам их восточных собратьев – Олегу Святославичу и его половецким друзьям.
После «перемещения» Олега в Новгород-Северский и разгрома половцев последним противником евреев на Руси оставалась православная церковь – Киевская митрополия, связанная с Константинопольским патриархатом. Был достигнут разрыв Святополка с митрополией, причем очень хитрым приемом: князь встал на защиту Печерского монастыря как русской национальной церкви и доверил этому монастырю переделку летописания, каковая и была произведена в 1100-1113 гг.» (стр. 321).

Так, в угоду политической линии князя Святополка II исчезла из летописи история борьбы Руси с Иудео-Хазарским каганатом, с целью не огорчать киевскую еврейскую торгово-ростовщическую общину и представить русско-еврейские отношения в розовом цвете. Так как от древнерусской литературы до наших дней дошло около 1% литературных памятников, то не стоит удивляться, что «Повесть Временных Лет» (далее ПВЛ) единственный русский источник о времени Игоря. Ничего антисемитского в выше приведенных выводах нет. Еврейские общины в средневековом мире были реальной политической и экономической силой, с которой многим правителям на Западе и Востоке приходилось считаться, сотрудничать или бороться. Роль евреев в истории, как всякой политической силы, часто была крайне негативной. И не стоит рассуждать о «плохих» или «хороших» евреях, точно так же как о «плохих» или «хороших» немцах, англичанах, русских и др. Каждый народ творил историю в меру своего разумения и совести и каждый достиг своего результата. Если евреи добивались господства не применяя военную силу, грабя и вырезая города и селения, а используя деньги и брачные связи, то это не значит, что они хуже или лучше народов-завоевателей. Просто такая тактика не была знакома полуварварским народам Европы, в отличие от евреев, имевших за плечами к Х веку 3000 лет политического опыта и практики. Люди того времени привыкли знать своих врагов в лицо. Ситуация когда враг скрывается за чужой спиной была незнакомой и непривычной. Тем более, как только у евреев в руках оказывалась военная сила, так они сразу же пускали её в ход, мало чем отличаясь от Чингисхана и Тамерлана. И не стоит обижаться на напоминания о неблаговидных поступках предков, нужно помнить о них и не повторять их ошибки и преступления в настоящем и будущем.

Родился Игорь в семье князя Рюрика-Рерика, сына ютландского конунга Хальфданга. В 854 г. Рюрик потерпел в Фрисландии поражение от германского императора Лотаря (817-855 гг.) и вынужден был бежать вместе с родичами и остатками дружины. В 862 г. Рюрика пригласили на княжение в Ладогу славянские племенные союзы словен, кривичей и финно-угорскими племенами чудь и весь. Согласно древнерусскому праву Рюрик был князем-изгоем, т. е. князем, лишившегося своего удела. Поэтому на Руси не было массовой скандинавской колонизации, как это случилось во многих странах Европы. Датчан-русов было крайне мало, несколько сотен человек. Впрочем, средняя численность отряда викингов в VIII-X вв. составляла 300-400 человек и это считалось большим войском. Для самого Рюрика это княжение, видимо, предполагалось временной передышкой для продолжения борьбы и восстановления своей власти во Фрисландии. В 870-873 гг. Рюрик вел переговоры с Людовиком II Немецким и Карлом Лысым, но безуспешно. Неизвестно когда родился Игорь. Скорее всего, он родился незадолго до смерти Рюрика, произошедшей согласно ПВЛ, в 879 году. Автор летописи пишет: «… Умер Рюрик и передал княжение своё Олегу – родичу своему, отдав ему на руки сына Игоря, ибо был тот ещё мал». Можно отнести рождение Игоря к периоду с 876 по 879 год. У Л. Н. Гумилева, А. П. Новосельцева и некоторых других историков существуют сомнения по поводу отцовства Рюрика. Сомнения вызывает долголетие Игоря – более 65 лет. Но это не серьёзное возражение. История X века знает и более значительные сроки жизни. Французский историк Э. Поньон в книге «Повседневная жизнь Европы тысячном году» (М. 1999 г.) приводит сведения, что аббат Клюни Одилон прожил около 87 лет, а аквитанский герцог Гильом V прожил около 71 года. 

Стоит добавить, что современник Игоря немецкий король Генрих I Птицелов прожил 60 лет. Как видим долголетие Игоря явление не уникальное для Х века. Поэтому сомнений, что Рюрик приходится отцом Игоря быть не должно. Недаром митрополит Илларион назвал Игоря «Старым», впрочем, это может означать и «древний», «живший давно». Игорь, видимо, действительно в памяти потомков XI века остался долгожителем. Передача регентства Олегу, видимо, было не случайным. Рюрик в течение нескольких лет отсутствовал на Руси, ведя переговоры с франкскими королями и, следовательно, кто-то должен был его замещать при управлении княжеством. Может быть этим управляющим был Олег.

По достижении совершеннолетия Игорь должен был занять место отца на княжеском престоле. До этого срока правление, в качестве регента, было передано близкому родственнику, имя которого нам не известно, только титул - Олег, скандин. Хельга. Хельга, или Хельги, что переводится как «священный», «посвященный», что находит отражение в славянском прозвище Олега - «Вещий». Олег развил бурную завоевательную политику. В 882 г. Олег взял маленького Игоря в поход на Киев. Там на его глазах были предательски убиты киевские князья Аскольд и Дир. X век был жестоким веком, но, думается, кровавые убийства в любом веке отрицательно сказывается на детской психике. Зачем понабилось Олегу устраивать кровавый спектакль на глазах у маленького мальчика? Судя по ПВЛ, воспитанием Игоря Олег себя не утруждал. Может быть, для того чтобы продемонстрировать свою решимость удержать власть в своих руках, напугать, раздавить Игоря. Это ему отчасти удалось, власть Игорь получил только в 913 году, когда ему было не менее 34 лет. Это очень поздно. Игорь должен был стать полноправным князем при достижении семнадцати лет, когда человек в Древней Руси становился совершеннолетним, т. е. около 895 года. Этого не произошло. Олег крепко держал власть в своих руках.

Детство и юность Игорь провёл на севере рождающейся Руси в Ладоге. Новгорода в конце IX-начале X вв., по современным археологическим данным не существовало. О матери Игоря ничего не известно, видимо, она умерла при родах. Она не была славянкой, так как носила явно германское имя Ефанда. Рос он, скорее всего, под опекой своих старших сестер. 

В русско-византийском договоре 945 года упоминаются два племянника от сестёр Игоря Слуды и Прастен Акун, которые, возможно, были его друзьями детства. Окружали Игоря немощные ветераны Рюрика, (все боеспособные мужчины-варяги участвовали в походах Олега), их малолетние дети и внуки, славяне и весины-финно-угры. Воспитание он, без сомнения, получил достойное юного князя. По достижении совершеннолетия Игорь получил в удел от Олега северные земли, будущую Новгородскую землю. О жизни Игоря в этот период проливают скандинавские саги. «Сага о Стурлауге Трудолюбивом», сочинённая около 1300 г., повествует о конунге Ингваре (Игоре по-русски). В книге «Древняя Русь в свете зарубежных источников» под ред. Е. А. Мельниковой (М., 1999 г., далее «Древняя Русь») так говорится об этом сюжете: «Он (т. е. Игорь) – конунг на «востоке в Гардах», правит в Альдейгьюборге (так скандинавы называли Ладогу. – С. К.) и считается «мудрым человеком и большим хёвдингом». К его дочери Ингибьёрг сватается известный викинг Франмар … После ряда попыток встретится с Ингибьёрг Франмар возвращается в Швецию и через некоторое время вместе с конунгом Стурлаугом приходит снова в Гардарики. «Когда они прибыли в страну, пошли они по стране, совершая грабежи, сжигая и паля везде, куда бы они ни шли по стране. Убивают людей и скот». Ингвар собирает войско, завязывается трёхдневное сражение, в котором он погибает от руки Стурлауга» (стр. 487-488). В саге без сомнения были использованы древние скандинавские предания, восходящих к Х в. «На использование «Сагой о Стурлауге» древних преданий, значительно более ранних, нежели сама сага, говорит употребление архаических форм топонимов: Aldeigja, а не Aldeigjuborg и Garðar» (там же, стр. 488). Итак, согласно скандинавской саге Игорь князь Ладоги-Альдейгьюборга и отбивается от набегов грабителей-викингов (исторический Игорь не погиб от руки шведского конунга, в отличие от Игоря литературного).

В 903 г. летописец вспомнил об Игоре. Он пишет: «Когда Игорь вырос, то сопровождал Олега и слушал его, и привели ему жену из Пскова, именем Ольгу». Игорю в тот год было уже более 24 лет. Он давно уже был взрослым и не нуждался в воспитании. О чём же говорил с Игорем Олег? Видимо, Олег поставил Игоря перед фактом, что отцовской власти он не получит и предложил удовольствоваться уделом Рюрика, с центром в Ладоге. Спорить с могущественным родичем у Игоря не было ни сил, ни средств. Видимо, Олег не считал нужным отдавать, завоеванные своими кровью и потом, земли юному княжичу (основания, стоит отметить, вполне справедливые). Но Олег так же не убил Игоря, хотя подобное в то время было обычным делом, и Олег никак не претендовал на владения Игоря. Была и другая причина вызова Игоря в Киев: в 904 г. Олег собирался совершить нападение на Византию и ему требовался временный правитель на время его отсутствия. Но Игорь не смирился. Что же касается женитьбы на Ольге, то у многих историков этот факт вызывает сомнения. Как известно в 955 году (эта дата несправедливо оспаривается) Ольга прибыла с визитом в Константинополь и очаровала императора своей красотой. Однако Ольге было тогда около 65 лет. Сына Святослава Ольга родила в 942, когда ей было не менее 52 лет. Но все разногласия снимаются, если предположить, что Игорь был не единожды женат, а Ольга не имя, а титул княжеской супруги. Только сведения обо всех браках в летопись не попали. В самом деле, если посмотреть на брачную жизнь титулованных особ раннего средневековья, то мы увидим, что они были женаты по нескольку раз (обычно по два-три раза) и причиной этому послужила ранняя смерть их супруг. Так, германский император Оттон I был женат три раза, и две первые супруги умерли своей смертью. Такая большая смертность среди титулованных жен объясняется низким уровнем медицины того времени, антисанитарией, а также частые беременности и роды, быстро изнашивавшие организм женщин. И невероятно что, сочетавшись браком в 903 г. Ольга родила единственного сына, спустя 39 лет, в 942 г.! Скорее всего, Ольга, на которой Игорь женился в 903 г. не тождественна Ольге, матери Святослава. Возможно, брак 903 г. был не первым и не последним для Игоря. Исчезновение сведений о первых браках Игоря, как, впрочем, и сведения о первых русских князьях можно объяснить тем, что первая русская летопись, видимо, была составлена на датском языке, который уже в конце Х века был мало кому понятен. Вспомним летописных «братьев» Рюрика Синеуса и Трувора, т. е. скандинавские фразы sine use (роды своими) и thruvaring (верная дружина), попавшие в русский летописный свод из-за неправильного перевода некоего германоязычного источника.

Пока Игорь подрастал в Ладоге, Олег покорял славянские племена. После полян настала очередь древлян (883 г.), северян (884 г.) и радимичей (885 г.). Совершив завоевания Олег к титулу хельга прибавил титулы великий князь русский и каган. Титул каган в то время имел значение: «император». Позднее он был замен титулом царь, который сначала в русских источниках относился к византийским императорам, с XIII в. – к ханам Золотой Орды, а с XV в. был принят московскими князьями. При покорении древлян и северян Олег впервые столкнулся с Иудео-Хазарским каганатом. Иудео-Хазарский каганат был сильнейшим и крупнейшим государством Восточной Европы. В середине VIII века еврейская община, после кровопролитной гражданской войны, захватила верховную власть и каганат достиг своего политического расцвета, к X веку покорив окружающие народы, в том числе и восточнославянские. Правил Хазарией еврейский царь, носивший семитские титулы «мелек» (т. е. царь) и «пех» (последний происходит от ассиро-вавилонского титула «пеха», т. е. областеначальник, губернатор, а не от тюркского титула «бег»). Каганы, тюрко-еврейского происхождения, были номинальными фигурами и служили объектом для жертвоприношения в экстраординарных случаях. Экономика Иудео-Хазарского каганата (хазары стали угнетаемой и бесправной прослойкой населения) базировалась на транзитной торговле с Китаем, Арабским халифатом и Франкской империей. Никакой продукции каганат не производил, да и иудейским правителям Хазарии она не требовалась. Таможенные сборы и дань с покоренных народов приносили сверхприбыли. Военная мощь каганата основывалась на мусульманской наёмной гвардии, состоящей из тяжелой конницы, и военной силе покорённых племён, которых иудейские цари, в случае надобности, натравливали друг на друга. Будущего такое паразитическое государство не имело. Долгое существование каганата, 250 лет, объясняется его удалённостью от сильных противников и умелой политикой иудейских правителей. Рано или поздно каганат был бы уничтожен Хорезмом, печенегами или половцами. Но каганат был уничтожен после долгой войны Русским государством. И именно эта война «исчезла» из «Повести временных лет».

Военное столкновение с гегемоном Восточной Европы было неизбежно. И здесь летопись подозрительно замолкает. В летописании происходит провал с 886 по 907 год, и далее до 912 года. Но иностранные источники частично заполняют этот пробел. Каганат отреагировал на экспансию Олега натравив на Русь венгров. Венгры не были подвластны каганату (подчинение их каганату после 889 г. было номинальным), но они воевали за тех, кто мог заплатить, как наемники. Согласно арабским источникам: «Мадьяры господствовали над соседними славянами, налагая на них тяжелые подати и обращаясь с ними, как с рабами. Они часто делали набеги на славян и русь, захватывали пленных и продавали их в рабство в Византию». (Артамонов М. И. «История хазар», Спб., 2001 г., стр. 463). Неизвестно как бы сложилась дальнейшая история, если бы не вмешались печенеги. В 889 г. они вытеснили венгров из Причерноморья, а в 895 г. одержали полную победу, заставив венгров уйти на Дунай. Вероятно, Олег не заключал с печенегами союза. Просто интересы Руси и печенегов временно совпали. Кроме этого каганат объявил Руси экономическую блокаду. В. Я. Петрухин пишет: «… американский нумизмат Т. Нунен … показал, что в последней четверти IX в. приток монет в восточную Европу резко сокращается, наступает первый кризис в поступлении восточного серебра; при этом кризис не связан с эмиссией в Халифате – доступ серебра в восточную Европу был искусственно приостановлен» (В. Я. Петрухин. «Начало этнокультурной истории Руси IX-XI веков»., 1995, г., с. 93). После поражения венгров каганат и Олег смогли договориться о разделе сфер влияния. Мало того, Олег предоставил каганату военную силу русов и славян, за плату разумеется, для войн с Византией и мусульманами. В 904 (а не 907 г. как в ПВЛ) русский флот совершает набег на Константинополь, но византийский флот сжигает его «греческим огнём». Так, реконструирует события Л. Н. Гумилёв в книге «Древняя Русь и Великая Степь». В 909 г. русский флот появляется в Каспийском море и совершает нападение на остров Абаскун, а в 910 г. тот же флот разграбил и сжег город Сари в Мазендеране. Попасть на Каспий русские отряды могли только с позволения иудео-хазарского правительства. Вот как описывает государство Олега иранский ученый Ибн Русте в труде «Дорогие ценности», написанном в 903-913 гг.: «У них есть царь, называемый хакан руссов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают. Они (т. е. русы) не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян … Единственное их занятие торговля соболями, белками и прочими мехами, которые они продают покупателям» (цит. по «Древняя Русь», стр. 209). Рабов при Олеге продавали, согласно «Раффельштеттенскому таможенному уставу», изданному восточнофранкским королем Людовиком IV (899-911 гг.) между 904 и 906 гг., и в Западную Европу. Славяне, на которых нападали русы были, скорее всего, племена уличей и тиверцев, с которыми Олег воевал с 885 года. Косвенное доказательство того что Ибн Русте писал именно об Олеге можно видеть в следующем сообщении о Руси: «Есть у них знахари, из которых иные повелевают царем как будто бы они их начальники …» (там же, стр. 209). Суеверие как черту в характере Олега отмечает и ПВЛ в известной легенде о коне Олега. Так о своей судьбе Олег спрашивал у окружавших его волхвов, т. е. славянских языческих жрецов, и кудесников, т. е. финно-угорских шаманов, и поступил согласно их предостережению.

Олег, по сути, превратился правителя разбойничьей державы, промышляющей грабительскими набегами и работорговлей, и поставляющей наёмников всем кто сможет заплатить. Поэтому восхищенные отзывы историков об Олеге не имеют под собой ни каких оснований. Будущего у олеговой Руси не было. Если бы последующие князья продолжили политику Олега, то Русь ждала судьба прибалтийских славян, уничтоженных немцами.

В 911 г. Олег поставил на службу Византийской империи отряд, численностью в 700 человек (больше у него не было, так как 20000 славяно-русских воинов в это время воевали за интересы Иудео-Хазазарского каганата), воевавший в 911-912 гг. в войске адмирала Имерия против арабов на Крите. Вслед за этим был заключен русско-византийский договор 912 г. Подобная неразборчивость Олега в выборе друзей и врагов, а точнее полное пренебрежение внешнеполитическими интересами созданной им державы, привела к трагедии. Иудеи, правившие Хазарским каганатом, увидели в поставке наёмников враждебной им Византии опасность для себя, т. к. на западных границах каганата возникал сильный противник. И тогда они решили ослабить Русь, перебив русских воинов, возвращающихся домой с Каспия. В 913 г. Русский флот из 500 судов грабит побережье Гиляна, Табаристана и Ширвана. Очевидно, в этот год кончилось действие контракта о найме, и русские возвращались домой. Арабский историк Масуди описывает дальнейшие события так:
«Когда русы набрали добычи… они двинулись к устью Хазарской реки (т. е. Волги) и снеслись с хазарским царём, которому послали денег и добычи, как это было договорено между ними. Хазарский царь не имел морских судов, и его люди не умели с ними обращаться; не будь этого, мусульманам от него было бы больше бед. Ларисийцы (т. е. наёмная исламская гвардия иудейских царей каганата) и другие мусульмане царства (Хазарского) узнали о том, что натворили русы и сказали царю: «Предоставь нам расправиться с этими людьми, которые напали на наших мусульманских братьев …» Царь не мог им помешать, но послал предупредить руссов, что мусульмане решили воевать с ними. Мусульмане собрали войско и спустились вниз по реке, ища встречи с ними … Битва длилась между ними три дня, и Аллах даровал победу мусульманам. Русы были преданы мечу, убиты и утоплены… Насколько можно было подсчитать, число тех, кого мусульмане убили на берегу Хазарской реки было, около 30 тыс.» (цит. по В. Кожинов «История Руси и русского слова. Опыт беспристрастного исследования», М., 2001 г., стр. 287., далее - В. Кожинов «Истории Руси») Версия, переданная арабским хронистом, видимо, является официальной хазарской версией. Она лжива и лицемерна. Русские грабили и убивали мусульман четыре года, с 909 по 913 год, отдыхали от походов на территории Хазарского каганата, продавали в Итиле рабов-мусульман, захваченных в набегах, еврейским работорговцам, а мысль отомстить за «братьев мусульман» у исламских гвардейцев возникла почему-то только при возвращении русских домой в 913 году. Ложь и то, что иудейский царь Хазарии предупредил русских о нападении. Количество мусульманской гвардии на службе иудео-хазарских царей не превышало 10-12 тысяч человек (см. М. И Артамонов «История хазар», СПб, 2001 г., стр. 552), численность же русских, по словам Масуди, составляло 30 тысяч. Масуди выше писал о 500 русских кораблях, действующих на Каспии. Русская ладья вмещала 40 человек, следовательно, русская армия состояла, примерно, из 20 тысяч человек. Неужели, имея двух- или трехкратный перевес в бойцах, да ещё предупреждённые о готовящемся нападении, русские не уничтожили бы исламскую гвардию Хазарии. Скорее всего, нападение было внезапным, и ни какого трёхдневного сражения не было. На берегу Волги произошла бойня ничего не подозревающих людей. Попавшие в плен были утоплены в Волге (только так можно фразу «убиты и утоплены»). Остатки русского войска, сумевшие вырваться из западни, оказались во враждебном окружении и были истреблены буртасами и волжскими болгарами.

Весть о предательском убийстве хазарами и гибели своих отцов, братьев, и сыновей не могла не взбудоражить русского общества. Политика Олега оказалась полностью дискредитирована. Недовольство и возмущение было очень сильным. (Сейчас подобные события вызвали бы правительственный кризис и отставку правительства). Можно предположить дальнейшие события. Игорь, воспользовавшись ситуацией, с дружиной и ополчением словенских племён двинулся на Киев. Сопротивления Игорь не встретил, никто не хотел защищать Олега - виновника смерти их родных и близких. Тем более, наверняка, все сразу вспомнили, что Игорь, сын Рюрика, законный князь, а Олег только узурпатор. Олегу пришлось покинуть Русь. Он уехал на родину, или был сослан в Ладогу, где и умер, по преданию, от укуса змеи. Подобная коллизия повторилась в 1016 г., когда Ярослав пошёл войной на своего брата Святополка Окаянного. Так Игорь стал князем Руси. Мятеж подняли только племена древлян. В 914 г. Игорь подавил мятеж, наложив на древлян дань, большую, чем они платили при Олеге.

ИСТОЧНИК:
Понравилась статья? Расскажи о ней друзьям!

Комментариев нет:

Отправить комментарий