вторник, 21 февраля 2017 г.

Россия перед смутой. Что говорят источники?

 

Россия перед смутой.

 

Россия перед смутой.

Смутное время – так еще современники называли жестокую и страшную гражданскую войну, полыхавшую более 10 лет в России. Почему же именно на рубеже XVI–XVII веков страну постигло это испытание?

Век XVI запомнился пятидесятилетним царствованием Ивана Грозного. Вступив на престол младенцем, он умер в сущности еще не старым – 54 лет, но отсвет его тяжкого правления до сих пор падает на последующие эпохи. К середине века Россия и ее господствующие социальные группы накопили много сил, позволивших провести важные реформы государственного управления – земскую (местное самоуправление), губную (по борьбе с уголовной преступностью), упорядочили денежное обращение. Постепенно царь, от природы наделенный как весьма большими талантами, так и жестокостью, и почитавший себя поставленным Богом даже не над подданными, а над рабами – «холопами», стал пытаться «подстегнуть» движение страны, но не развитием торговли, ремесла, просвещения, как делали некоторые его современники в Европе и Азии, а путем завоевательных войн. Развязанная царем многолетняя Ливонская война, не преследовавшая особых хозяйственных целей (товара из России вывозилось немного, а хлебная торговля почти не начиналась), но ставившая целью получить в собственность балтийские порты для дарового пользования таможенными доходами, привела к конфликту с основными североевропейскими державами – Польско-литовским государством, Швецией, даже дружественной Данией, и закончилась полным крахом. Крымские набеги продолжали разорять страну, сжигая дотла города, включая столицу, убивая и уводя в рабство десятки тысяч жителей страны. Пытаясь укрепить свою власть, царь развязал террор, жертвами которого стала часть правящей элиты. Разделив страну на Опричнину и Земщину, царь пытался спрятаться от мнимых врагов внутри своего «удела»… . 

Как вражеская земля, был разгромлен Великий Новгород, «культурная столица» тогдашней Руси. Итог царствования был печален. Страна потеряла часть западных земель, а главное – разрушено было хозяйство, поскольку сильные и влиятельные феодалы не просто грабили и разоряли села слабейших или попавших в опалу... 

Огромная часть ранее процветавших земель запустела к 1580-м годам, о чем деловито сообщают писцовые книги – официальные документы земельного кадастра того времени.

Тяжелое наследство пришлось на долю преемников царя Ивана – его сына Федора Ивановича и Бориса Годунова. Несмотря на спокойные годы их правления, кризис все же разразился.

Царь и Великий князь Федор Иоанович всея Росии. «Царский титулярник» («Большая государева книга или Корень российских государей»), 1672. 
Россия перед смутой.


1584 г. мая 31.
Чин венчания на царство царя Федора Ивановича.
Список XVII в. без начала и конца.
Из архива Посольского приказа.
По свидетельствам летописей после смерти Ивана IV в Москву прибыли именитые люди из городов и «молили со слезами» о том, чтобы царем в Московском государстве стал Федор Иванович и поскорее венчался царским венцом. Англичанин Дж. Горсей писал, что 4 мая 1584 г. состоялся собор, в котором приняли участие митрополит, архиепископы, епископы, игумены и представители дворянства. Венчание на царство произошло 31 мая, чин был составлен «по прежним обычаям», а именно по образцу чина венчания на царство Ивана IV. Пространная редакция этого чина была отправлена Иваном IV константинопольскому патриарху Иосифу, которого стремились убедить в благочестивом характере церемонии. Митрополит Дионисий во время венчания на царство Федора Ивановича произнес поучение, в котором призывал нового царя опираться на церковь и быть милосердным к подданным.

Россия перед смутой.
Россия перед смутой.
Россия перед смутой.
Россия перед смутой.

Выписка:

(Л. 15 об)
«<...> Поучение митрополиче ко царю и великому князю: О Святем Дусе, господин и возлюбленный сын святыа церкве и нашего смирениа, царь и великий князь Феодор Иванович всеа Русии самодержец! Се ныне от Бога поставлен еси боговенчанный царь и великий князь правити хоругви и содержати скифетры великого царства Росийскаго и венчан еси царским венцем по благодати Святаго Духа и по милости Пресвятые Богородица и по благословению великого чюдотворца Петра митрополита Киевскаго и всеа Росии и всех святых молитвами и по благословению приснопомнимаго святаго отца твоего царя и великаго князя Ивана Василиевича всеа Росии самодержца и по данней нам благодати от пресвятаго и животворящаго Духа
(Л. 16)
рукоположением нашего смирения со архиепископы и епискупы рускиа митропольа и со всеми священными соборы во святей соборней церкви Успения Пречистые Богородицы у чюдотворных гробов великих чюдотворцев Петра и Алексея, Ионы митрополитов всея Русии и прочих святых митрополит Рускиа митрополиа во царствующем твоем граде Москве. И ты, господине и сыну, боговенчанный и православный царь и великий князь Феодор Иванович всея Росии самодержец, имеи страх Божий в сердцы и сохрани веру греческаго закона чисту и непоколебиму и соблюди царство свое чисто и непорочно якож ныне приял еси от Бога, и люби правду и милость и суд правыи, и к послушным милостивное, ко святей ж соборней и апостольстей церкви и ко всем святым церквам имей страх божий и воздавай честь, понеже в ней,
(Л. 16 об)
царю, второе порожден еси от святыя купели духовным святым порождением, и ко святым честным монастырем велию веру держи, по данней ти от Бога царстей власти, к нашему же смирению и ко всем своим богомолцом о святем Дусе царское свое духовное повиновение по Христову евангельскому словеси, ко святым угодникам и апостолом глаголюща: слушаяй вас, мене слушает <...>
(Л. 17)
<...> Бояр же своих и велмож жалуи и бреги по их отчеству, ко всем же князем. и княжичам. и детем боярскым, и ко всему христолюбивому воинству буди приступен, и милостив и приветен по царскому своему чину. Всех же православных християн блюди и жалуй и попечение о них имей от всего сердца, за обидящих же стой царски и мужски, не попускай и не давай обидети не по суду и не по правде <...>»

Портрет царя Федора Ивановича. Гравюра Франко. 1580-е.
Россия перед смутой.



Отрывки из Есиповской летописи и «Летописи Сибирской» И.Л. Черепанова об основании города Тобольска.

Россия перед смутой.

Россия перед смутой.
Россия перед смутой. 
Россия перед смутой.

«…О поставлении внутрь Сибирского царства начальнейшаго града Тобольска всея Сибирския земли и стран, к нему подлежащих.
Глава 29.
В лето 7095-м году во царство благочестивые державы великаго государя царя и великого князя Феодора Иоанновича всея Великия Росии самодержца по его государскому изволению и указу послан с Тюмени из полку от воевод Василья Борисовича Сукина с товарыщи писменной голова Данила Чюлков воеводою со многими ратными людьми внутрь Сибирскаго царства вниз Туры реки до реки Иртиша и до града Сибири. И по сему вышенаписанному указу великаго государя воевода Данило Чюлков с товарыщи до реки Иртиша противо Тобольскаго устия на горе, ту благоволи Бог и прослави место // (Л. 311) сие во славословие Отцу и Сыну и Святому Духу. И построиша на вышеписанной горе град и в нем воградиша святую божию церковь во имя живоначальной Святыя Троицы и нарекоша граду сему новосожжидущему имя Тоболеск град. И вместо царствующаго града Сибири старейшина бысть сей град Тоболеск, понеже ту бысть победа и одоление на окаянных агарян…».

«Как голова Чулков за реку Иртыш прямо из устья Тобольнова в своих судах переправился к восточному берегу Алафейских гор, поглянулось весма место оно, вышиною бо // есть сажен на сто. И велел своему войску великим поспешением * ис тех судов, на которых он приплыл ис Тюмени* (вставка), строить город для безопасного житья от живущих тут народов, и проименовал, по реке Тоболу, Тоболск. По совершении же городоваго строения построили в нем две церкви: во имя Живоначальныя Троицы и Вознесения Господня, понеже на оныя праздники совершилось городовое строение. Сей же город Тоболск стал быть старшим в Сибире, вместо преждецарствуемаго города Сибири, при державе благочестиваго царя и великого князя Феодора Иоанновича всея России самодержца в четвертое лето государстования его…»

Вооружение русского всадника. С немецкой гравюры 17 столетия.
Россия перед смутой.


1589 г. января 23.
Доклад членов церковного («Освященного») собора царю Федору Ивановичу о кандидатах во всероссийские патриархи.


Учреждение патриаршества в России произошло во время пребывания здесь константинопольского патриарха Иеремии под давлением русского правительства во главе с Борисом Годуновым. Согласие патриарха было получено в январе 1589 г. 23 января 1589 г. Иеремия впервые за время пребывания в Москве посетил Успенский собор. Здесь он встретился с русским духовенством (Освященным собором) и совершил ритуал избрания кандидатов на патриарший престол. Названы были три заранее обговоренных кандидатуры: московский митрополит Иов, архиепископ Новгородский Александр, архиепископ Ростовский Варлаам. Из них царь Федор Иванович выбрал митрополита Иова, отличавшегося смирением и благочестием. Этот выбор был также согласован заранее. Два других претендента вскоре были возведены в митрополичий сан. Константинопольский патриарх благословил всех троих. 26 января произошло поставление Иова в патриархи. В церемонии участвовал и царь Федор Иванович. Помимо двух вновь учрежденных митрополий в России появились также 6 новых архиепископий и 6 епископий в городах, где прежде епископов не было.

Россия перед смутой.

Выписка:

«<...> повелением боговенчанного царя государя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии самодержца и по благословению Еремея патриарха вселенского греческий Моноваситцкий митрополит Дорофей, Тихан архиепископ Казанский и Свияжский, Иев епископ Суздальской и Торуский, Селивестр епископ Смоленский и Брянский, греческий архиепископ Арсений Еласонский, Митрофан епископ Резанский и Муромский, Захарей епископ Тверский и Кашинский, Иосиф епископ Коломенский и Каширский, Галасея епископ Сарский и Подонский во всечестнем храме Пречистые Богородицы честнаго и славнаго Ея Успения в приделе честныя и славныя Ея Похвалы в богохранимом граде Москве у целебных гробов великих чюдотворцов Петра и Алексея, Ионы, митрополитов всеа Русии, седоша и избраша во святейшую и великую Рускую Митрополию богаспасаемого града Москвы к соборней и апостольстей церкви Пречисыя Богородицы честнаго и славнаго Ея Успения и святых великих чюдотворцов Петра и Алексея, Ионы, в патриархи Иева митрополита всеа Русии, Александра архиепископа Великого Новагорода и Пскова, Варлама архиепископа Ростовского и Ерославского».

Святейший Иов, патриарх Московский и всея Росии. «Царский титулярник» («Большая государева книга или Корень российских государей»), 1672.

Россия перед смутой.


1590 г. май.
Грамота Константинопольского собора об основании Московского патриархата.


На грамоте 106 подписей. Подписи 3 патриархов: константинопольского Иеремии, антиохийского Иоакима и иерусалимского Софрония, 42 митрополита, 19 архиепископов и 20 епископов. Писец большей части грамоты дикеофилак Вселенской церкви Георгий (его подпись четвертая сверху в правом крайнем столбце).
Грамота была привезена в Москву в мае 1591 г. тырновским митрополитом Дионисием и 20 июня представлена царю Федору Ивановичу. В грамоте речь шла о созыве патриархом Иеремией по прибытии из Москвы в Константинополь великого собора, о его рассказе собравшимся о пребывании в Москве, о благочестии московского государя, обширности и величии его царства, о просьбе царя учредить в России особое патриаршество, принятом им решении исполнить эту просьбу и поставлении в Москве патриарха Иова и вручении ему патриаршей хрисовулы. Присутствовавшие патриархи одобрили это и вместе с великим собором постановили, что признают и утверждают это решение, подчеркнув также, что право поставления патриарха даруется отныне «московскому собору». В грамоте за патриархом Иовом утверждалось лишь пятое, то есть последнее, место в пятерке патриархов, что в дальнейшем вызвало недовольство правительства и церкви, которые стали настаивать на третьем месте московского патриарха (после константинопольского и александрийского). Б.А. Успенский полагает, что «московский патриарх занял вакантное место в пентархии, освободившееся ввиду отпадения от православия папы римского» и что поставление Иова состоялось ввиду уважения патриархов к царской власти и зависимости от нее: «Яко един есть ныне на земли царь великий православный, да недостойно было не учинити воли его».
По мнению Б.Л. Фонкича (его поддерживает и Б.А. Успенский) в акте Константинопольского собора многие подписи не являются подлинными в связи с тем, что патриарх Иеремия, вернувшись в Константинополь весной 1590 г., «поторопился созвать собор и, несмотря на отсутствие большинства его членов, утвердил соборной грамотой поставление Иова, при этом чиновниками патриаршей канцелярии были воспроизведены подписи всех отсутствующих членов собора».
Россия перед смутой.

Выписка:

«... да поставленный московский наперед сево господин Иев патриарх именуетца патриархом и почитаетца с ыными патриархи, и будет чин на нем и в молитвах после патриарха ерусалимского должно нам поминати имя наше и иных. А в головах и в началах держати и почитати апостольский престол костянтинопольский, как и иные патриархи. И то дарованное, патриаршескую честь и имя, да не токмо патриарху московскому, господину Иеву, дано ныне и утверждено … но и по нем поставляти московским собором начальных властей в патриархи…И для того ся уложенная грамота утвержена для памяти вовеки и укреплена лета 7098-го месяца маия»
 
1589 г. марта 8.
Грамота царя Федора Ивановича в Сийский монастырь игумену Никандру о строжайшем содержании старца Петра Нагова.


Нагой Петр Афанасьевич (ок. 1564–1589) – двоюродный брат царицы Марии Федоровны Нагой, сын думного дворянина Афанасия Федоровича Нагого. Стряпчий с платьем при царевиче Федоре Ивановиче в Пскове (1577), рында (1579–1581), участвовал в свадебных торжествах (1580). После смерти Ивана IV Нагие подверглись опале. Около 1584 г. Петр Нагой сослан в Антониево-Сийский монастырь. Скончался ранее 21 декабря 1589 г.

Россия перед смутой. 
Россия перед смутой.

И.Э. Грабарь. Сийский монастырь, 1920.
Россия перед смутой.



Уставная таможенная грамота Устюга Великого.
Списки со списков.


Примерно с середины XVI в. сбор таможенных пошлин был централизован, а таможенное обложение регламентировано, чтобы исключить произвол в области взимания пошлин. Грамота составлена в Приказе Устюжской четверти. Адресована таможенным головам О. Скулину и Д. Скрябину, выполнявшим обязанности по сбору «на веру» таможенных пошлин.

Устюг Великий был важнейшим транзитным пунктом по Сухоно-Двинскому и Сбирскому торговым путям, поэтому повышенное внимание в грамоте уделялось судовым пошлинам и пошлинам, связанным с торговлей мехами. Сохранилась в составе сборника-конволюта, включающего собрание документов Устюжской четверти по управлению таможнями нескольких ведавшихся в ней уездов. Сборник содержит документы не позднее 1626 г. Это позволяет предполагать, что отдельные части конволюта были созданы в связи с утратой документации Устюжской четверти во время пожара 3 мая 1626 г. В тексте уставной грамоты в этом сборнике утрачено восемь листов, текст восстановлен по другому сборнику той же коллекции «Боярские и городовые книги» (Сольвычегодск. № 1).

Россия перед смутой. 
Россия перед смутой.

Выписка:

«(Л. 1 ) … По государеву цареву и великого князя Феодора Ивановича всеа Русии указу на Устюге Великом на посаде тамгу и с судов проезжие пошлины брати на государя устюжаном посацким людем Осипу Аверкиеву сыну Скулину да Митьке Ондрееву сыну Скрябину и всем устюжаном посацким людем, кого они в таможенные целовальники выберут от лета 7099-го октября с 1-го числа да до лета 7100-го октября же по 1-е число, год, и впредь хто иные целовальники будут. А собрати им таможенные и с судов проезжие пошлины против прежнего збору пятьсот пятьдесят два рубли шестнатцать алтын полтретьи деньги

// (Л. 1 об.) А зберут они больше, то и государь их за то пожалует. А брати им таможенные и всякие и с судов проезжие пошлины по сей уставной грамоте по тому же, как брали преж сего. Которые торговые люди, вологжаня и тотьмяне и двиняне и иных городов поедут мимо Устюг на Двину и х Колмогорам и к Соли Вычеготцкой в больших судех, в насадех и в лодьях, и с тех судов, с насадов и с лодей, имать по два рубли с насаду и с лодьи, да побережного с судна по четыре гривны, да записного по два алтына. А задние пошлины имать с насадов и с лодей по рублю с судна да записного по алтыну, да с осначей и с вытных по четыре деньги с человека. А з дощаников имать передние пошлины, как поедут мимо Устюг, по гривне со всякие сажени, да побережного // (Л. 2) по две гривны, да записного алтын. А задние пошлины с дощаников по полтине с судна да записного по три деньги…»
Разбойный приказ – центральное государственное учреждение, ведавшее сыском и судом по уголовным преступлениям. Впервые «Разбойная изба» упоминается в 1552 г. Разбойному приказу были подчинены губные старосты, занимавшиеся борьбой с уголовными преступлениями на местах. Функционировал на основе уставных книг, из которых известны книги 1555/56 г. и 1616/17 г. Упразднен в 1701 г.

Уставная книга представляет собой законодательный памятник сложного состава. В основе ее лежат законодательные нормы 1550-х гг., сформулированные в ходе оформления нового губного права. Книга отражает и эволюцию губного права в последние десятилетия XVI в. и начале XVII в., а именно законодательные новеллы 1584–1605 гг. Поэтому уставная книга является наиболее полным систематизированным сводом губного (уголовного) права, отражающим практику его применения в XVI в. После Смуты губное право приобрело особенную актуальность, что выразилось в реставрации и создании списков данной книги. Кодификация указных статей произошла, вероятно, в конце 1560-х гг. в Разбойном приказе при дьяках Василии Яковлевиче Щелкалове и Константине Семенове Мясоеде Вислово. В дальнейшем работа над книгой продолжалась, в нее были включены статьи, отражавшие законодательство царя Федора Ивановича и Бориса Годунова. Новую редакцию книга приобрела, как полагают исследователи, в 1616/17 г. в Разбойном приказе трудами дьяка Третьяка Корсакова и подьячего Никиты Постникова. Данный список был составлен в приказе Устюжской четверти не ранее 1622 г., так как в нем упоминается о скрепе дьяка Михаила Смывалова, торгового человека, ставшего дьяком четверти именно в этом году. В список вошли и новые статьи, по-видимому, принятые после 1619 г.

Россия перед смутой. 
Россия перед смутой.

(Л. 20 об)
…А которой розбойник скажет с пытки ково розбивал и живот ево имал, и что он и товарыщи ево живота взяли, того, скажет, не упомнит, и тем исцом по их челобитным указывати в четверть исков.
А которые розбойникис пыток скажут ково розбивали и живот ево имали,

(Л. 21)
а что он с товарыщи его живота взяли, скажет имянно, а про достальной живот, хто что взял, скажет, не упомнит, и тем исцом по розбойничье скаске, что они имянно ево живота взяли, указати сполна, а досталь их животов, про которые скажут, не упомнят, указати в четверть. А за убитую голову, за боярских людей и крестьян, по четыре рубли. А дворянским и детем боярским убитым головам указу не было...»

Царица Ирина Фёдоровна Годунова. Скульптурная реконструкция по черепу
Россия перед смутой.

А.М. Васнецов. Улица в Китай-городе. Начало XVII века.
Россия перед смутой.

Царевич Димитрий Иоанович. «Царский титулярник» («Большая государева книга или Корень российских государей»), 1672
Россия перед смутой.

Убиение царевича Дмитрия в Угличе 15 мая 1591 г. Гравюра неизвестного художника. XIX в.
Россия перед смутой.


Розыскное дело о гибели в Угличе 15 мая 1591 г. царевича Дмитрия Ивановича.

Розыск по делу о смерти в Угличе царевича Дмитрия Ивановича начался 19 мая 1591 г. и продолжался почти неделю. В комиссию вошли боярин князь Василий Иванович Шуйский, окольничий Андрей Клешнин и дьяк Елизарий Вылузгин. Следователи опросили множество лиц и привезли в Москву обширный материал. 2 июня «обыск» был прочитан перед патриархом Иовом и другими членами Освященного собора. Причиной смерти царевича был признан несчастный случай во время припадка эпилепсии. Виновниками беспорядков в Угличе после смерти Дмитрия объявлены Михаил и Григорий Нагие, а также их люди.
Дело значительно повреждено, имеются утраты листов в начале и конце. Первоначально представляло собой единый столп-свиток, затем было расклеено. Хранилось в царском архиве, повреждения получило, вероятно, во время Смуты. Упоминается в Описи архива Посольского приказа 1626 г., указано, что «роспалося все и верха нет». Переплетено не позднее 1798 г.
Россия перед смутой.
Выписка:

«Сказка губного старосты 20 мая 1591 г.
(Л. 22)
Сказал углецкой губной староста Иван Муранов про царевичеву смерть: Тешилса де царевич у себя на дворе жильцы своими с робятки, тыкал ножем, а в те поры пришла на него немочь падучая, зашибло ево о землю и учало ево бити. Как де ево било, и в те поры он покололса по горлу ножем сам, и оттого он умер. И учал, государь, быти в городе звон, ажно в городе многие люди посадцкие и слободцкие люди с топоры и с рогатинами. А дияк Михайло Битяговской с сыном з Данилом и Микита Качалов и Данило Третьяков и Осип Волохов лежат побиты, а велел их побити Михайло Нагой за то, что им оне учали розговаривати….»

Фрагмент надгробия царевича Дмитрия Ивановича. 1606 г. Архангельский собор Московского Кремля. Камень, резьба. Текст: «В ЛЕТО 7099 МАИЯ В 15 ДЕНЬ УБИЕН БЫСТЬ БЛАГОВЕРНЫЙ ЦАРЕВИЧ КНЯЗЬ ДМИТРЕЙ ИВАНОВИЧ В УГЛИЧИ…»

Россия перед смутой.

Боярин Федор Никитич Романов Захарьин - Юрьев // Облеухова С. Воцарение Дома Романовых. СПб, 1912. С.11.
Россия перед смутой.

Инокиня Марфа, в миру боярыня Ксения Романова // Материалы для истории города Костромы. Составил Л. Скворцов. Кострома, 1913. С.60a.
Россия перед смутой.



1601 г. июня 30 – 1603 г.
Дело о ссылке в разные сибирские города и на Белоозеро Ивана, Василия и Федора Юрьевых Романовых с детьми, Марьи Шестовой, князя Ивана Черкасского и князя Репнина.

Опала и ссылка Романовых была связана с их претензиями на престол, так как они являлись ближайшими родственниками царя Федора Ивановича. Начало преследований, возможно, относилось уже к октябрю-ноябрю 1600 г. Непосредственным поводом для опалы в июне 1601 г. стало дело «о кореньях», найденных по доносу казначея Александра Никитича Романова Второго Бартенева. А.Н. Романов был публично обличен Бартеневым на дворе патриарха Иова. Все его братья также были посажены «за приставы». Федор Никитич Романов был насильственно пострижен (с именем Филарет) и отправлен в ссылку в Антониево-Сийский монастырь. Его жена Ксения Ивановна Шестова (инокиня Марфа) отправилась в монастырь в Заонежские погосты, а теща Мария Шестова также в монастырь в Чебоксары. Дети Федора Никитича, Татьяна и Михаил, были отправлены в ссылку на Белоозеро вместе с семьями Александра Никитича, зятя братьев Романовых Бориса Касбулатовича Черкасского, и теткой Анастасией Никитичной. Александр Никитич Романов погиб в Белозерске, не перенес ссылки и Михаил Никитич, скончавшийся в земляной тюрьме в Ныробе, а Василий Никитич умер во время перехода из Яранска в Пелым. В 1602 г. условия ссылки Романовых были смягчены, и всех их, кроме Филарета Никитича и его жены и тещи, отправили в родовую вотчину Романовых – село Клины Юрьев-Польского уезда.

Россия перед смутой.



Выписка:

1601 июня 30. Наказные памяти дьякам А. Власьеву и Н. Федорову о ссылке Романовых и их родственников:

«(Л. 1)
Лета 7109 июня в 30 день по государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу память диаком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. По боярскому приговору послан к вам с Смирным с Маматовым Иван Романов, а велено его сослати в Сибирь на житье; и диаком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову отпустить с Смирным в Сибирь на житье Ивана Романова, и велети у него быти для береженья Смирному Маматову до государева царева и великого князя Бориса Федоровича указу. Диак Елизарей Вылузгин. Помета: Послан в Пелымской город, а с ним детина его Севка Иванов, прозвищо Натирка…

Россия перед смутой.

Царь и Великий князь Борис Федорович. «Царский титулярник» («Большая государева книга или Корень российских государей»), 1672. 
Россия перед смутой.

Голод при царе Борисе Годунове 1601 года.
Литография П. Иванова с рисунка Б. Чорикова.
Россия перед смутой.


Запись в приходо-расходной книге Иосифо-Волоколамского монастыря о «великом гладе»
1601–1602 гг.
В записи описан постигший Россию в начале XVII в. страшный голод, длившийся три года. Причиной голода стали теплая зима 1600/1601 г., проливные дожди летом 1601 г. и наступившие вслед за этим ранние (летние) жестокие морозы. Голод оказал огромное влияние на обострение социальных противоречий внутри страны. Осенью 1601 г. начали резко подниматься цены на сельскохозяйственные продукты. Тогда же последовал указ Бориса Годунова об установлении государственных цен на хлебную продукцию и пресечении спекуляции хлебом. Однако правительству не удалось достичь поставленных целей. Цены не снижались, бедняки отнимали хлеб у продавцов и часто убивали их. Положение ухудшилось летом 1602 г., когда ни озимые, ни яровые посевы не дали всходов. Небывалых размеров достигла смертность (около трети всего населения). В Москве от голода погибли более 120 тысяч человек, что объяснялось притоком сюда огромных толп из окрестных городов, сел и деревень. Современники между тем отмечали наличие больших запасов хлеба у знати и зажиточных людей, в царских и монастырских житницах. Процветали спекуляция и ростовщичество. Государственные меры по прекращению голода почти не дали результатов, что привело к массовым восстаниям бедняков и голодных крестьян и холопов.

Россия перед смутой.

Выписка:

 «Того ж 7110-го году божиим изволением был во всей Русской земле глад великой: ржи четверть купили в три рубли, а еравого хлеба не было никакова, ни овощу, ни меду; мертвы ж по улицам и по дорогам собаки не проедали.»


1602 г. июня 22.
Грамота в Архангельск воеводе Р.В. Всеволожскому и Р. Воронову об отправлении в Англию для изучения разных языков и наук четырех детей боярских.


Сознавая важность контактов с Западной Европой, Борис Годунов особенно благоволил англичанам, которые называли его своим «доброхотом». После восшествия на престол Годунов возобновил привилегии Московской комапании, приглашал в Россию английских специалистов, среди которых были серебряных дел мастера, аптекари, врачи. Англичанами были и личные врачи царя. Борис Годунов позволил иноземцам, в том числе англичанам, иметь собственные дома в черте Москвы. Первым из русских государей он отправил своих подданных – Н. Григорьева, С. Кожухова, К. Давыдова и Ф. Костомарова – учиться в английские университеты. Будущих студентов Борис Годунов лично представил агенту Московской компании Д.Меррику (Ивану Ульянову) и хлопотал о сохранении ими православной веры. В Англии русские молодые люди обучались морскому делу, юриспруденции и теологии, и по завершении образования возвращаться в Россию, где к тому времени разразилась Смута, не захотели. Правительство Михаила Федоровича не раз пыталось добиться от английских властей их высылки на родину. В 1613 г. в ответ на это требование отказ получил посол А.И. Зюзин, в 1621 г. посольство И.М. Погожево также настаивало на их выдаче, но не добилось успеха.

Россия перед смутой.

Выписка:

(Л. 4)

«… велели есмя послати в Аглинскую землю з гостем с Ываном с Ульяновым для науки розных языков и грамотам Микифорка Олферьева сына Григорьева да Софонко Михайлов сын Кожюхов, Казаринка Давыдова, Федька Костомаров, а проводить их послан до Арханельсково Города сын боярской Парфен Кашинцов…»

«Палата-учительная». Деталь шкафа. XVII в. // Русское декоративное искусство от древнейшего периода до 18 в. Том 1. - М., 1962.
Россия перед смутой. 
 ИСТОЧНИК...

Понравилась статья? Расскажи о ней друзьям!

Комментариев нет:

Отправить комментарий